Обычный
Крупный
Очень крупный
A
A
A

Интервью / 11 нояб. 2014 г.

Интервью с главным врачом больницы № 67, доктором медицинских наук, профессором Андреем Шкодой и заведующей отделением кардиореанимации больницы № 67, кандидатом медицинских наук, врачом высшей квалификационной категории Екатериной Кошкиной

Столичная медицина идёт на поправку

Что будет со столичным здравоохранением после реформы? Станут ли медуслуги доступнее или за всё придётся платить? Ждут ли московских врачей сокращения? Обо всём этом ведущие "Вестей ФМ" Наталья Мамедова и Владимир Аверин поговорили с главным врачом больницы 67, доктором медицинских наук, профессором Андреем Шкодой и заведующей отделением кардиореанимации больницы 67, кандидатом медицинских наук, врачом высшей квалификационной категории Екатериной Кошкиной.

Аверин: Давайте начнём с того, что, наверное, очень многие совсем не понимают: реформа здравоохранения идёт для того, чтобы сэкономить денег, или для того, чтобы изменить нечто внутри самой медицинской отрасли?


Шкода: На сегодняшний день, конечно, ни о какой экономии речи не идёт. Я должен сказать также, что прежде всего все реформы, которые происходят, направлены на улучшение качества жизни и качества медицинского обслуживания пациентов.

Мамедова: Ну, мы так и думали на самом деле. Володь, если у тебя есть ряд критических замечаний, то я готова сегодня поддерживать врачей.

Аверин: У меня есть ряд рассказов каких-то знакомых, знакомых моих знакомых, которые работают врачами в поликлиниках и в стационарах и рассказывают ужасы. Происходят сокращения, специалистов выбрасывают на улицу, сокращается количество койко-мест. В конце концов, в Москве прошёл митинг медиков. И я не знаю в этой ситуации, кому верить. Довольно обтекаемым формулировкам, что всё направлено на то, чтобы жить мне - пациенту - стало легче. Или всё-таки верить вот каким-то этим цифрам по поводу сокращения людей, койко-мест?

Мамедова: А давайте просто на конкретных примерах. Андрей Сергеевич, больница №67, я думаю, москвичи её знают, она очень старая, давно работает, большое медицинское предприятие. У вас было сокращение медперсонала?

Шкода: Вы знаете, это, я бы сказал, эволюционный процесс. И процесс сокращения, оптимизации персонала у нас проходит практически ежегодно. И у нас уходит часть врачей, переучиваются. Но те изменения, которые произошли в московском здравоохранении, я могу говорить о нашей больнице, они произошли коренным образом. Я хочу сказать, свыше 300 единиц медицинской техники поступило в наше лечебное учреждение. И, наверное, если вы позволите, я приведу лишь некоторые примеры, которые позволили изменить и облик больницы, изменить внутреннее состояние врачей и пациентов в том числе.

Аверин: Екатерина Виленовна, вот скажите, пожалуйста, если мы берём одно отделение в больнице №67, в результате реформы, которая началась и идёт, у вас сократилось количество коек для пациентов или увеличилось? Изменились какие-то технологии, которые применяются? Потому что вот я совсем ничего не понимаю в медицине, я всегда в этом честно признают, меня терапевты пугаются, потому что они говорят: "Ну, вы знаете, как лечить". Нет, я не знаю! Я правда ничего не понимаю в медицине. То есть врач - он для меня такой бог, и никакие аппараты его не заменят. Поэтому, когда мне говорят, что было 20 врачей, а стало 15 (я не про лабораторию, а, например, про отделение), я думаю: "Значит, 5 богов куда-то делись, они меня не спасут". Может, я ошибаюсь? Как у вас в отделении?

Кошкина: В настоящее время в отделении кардиореанимации у нас как работали два суточных врача, так и работают. То есть на самом деле наши пациенты никоим образом не обделены количеством внимания. Пациент, который приезжает в стационар, он в течение короткого времени получает высококвалифицированную консультацию специалистов и дальше принимается решение. Как правило, пациенты, которые приезжают к нам, это люди с острым инфарктом миокарда. То есть в настоящее время в нашем стационаре имеются все возможности помочь пациентам в острейшей стадии инфаркта. То есть модернизация принесла большие технические возможности в больницу. Что мы имеем? Мы имеем ангиограф, мы имеем возможность поставить диагноз в течение часа. И если поводом для поступления в стационар послужила боль в грудной клетке и мы увидели острый коронарный синдром с подъёмом сегмента СТ, то есть инфаркта миокарда, мы пациента в течение получаса, получив уже анализы, отправляем в операционную. И в течение часа пациенту проводится операция. Также в программе:

Шкода: - Доступность и качество медицинских услуг выросли в разы. - Больница - это не санаторий, это место, где пациенту оказывается помощь. - Если раньше пациент в среднем лежал в больнице 20 - 25 дней, то сейчас - 7 и даже меньше.

Кошкина: - Существует убеждение, что если больница платная - значит хорошая. Это не так. - Поликлиники сегодня имеют все возможности, чтобы поставить диагноз. - Терапевт - это основа основ. Это человек, который знает о больном всё. Полностью слушайте в аудиоверсии.

Вход в систему

Чтобы оставлять комментарии, Вам
необходимо войти в личный кабинет.

Расширенное меню

Отзыв о работе сайта

Отзывы собираются анонимно и предназначены для поиска ошибок на сайте. Ответы на отзывы не предусмотрены.

Для обращения в Департамент здравоохранения:
http://dzdrav.mos.ru/contacts/reception/

Спасибо!