Обычный
Крупный
Очень крупный
A
A
A

Интервью / 30 янв. 2018 г.

Побеждать с тем, что имеем!

Виктор Евсеевич Радзинский, Человек года в здравоохранении 2017 года – о консерватизме и новациях в акушерстве и гинекологии, о радостях педагогической деятельности и изменениях в системе столичного здравоохранения.

Радзинский Виктор Евсеевич – врач акушер-гинеколог, доктор медицинских наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации, член-корреспондент РАН, Почетный работник высшего образования, действительный член МАН ВШ и Украинской Академии наук, доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой акушерства и гинекологии с курсом перинатологии РУДН, вице-президент Российского общества акушеров-гинекологов, президент Междисциплинарной ассоциации специалистов репродуктивной медицины (МАРС), научный руководитель цикла информационных проектов, адресованных врачам акушерам-гинекологам.

Кем Вы в настоящий момент себя ощущаете в большей степени – врачом, ученым или преподавателем?

Недавно одна из клиник, где я преподаю, праздновала Новый год. Мне запомнилось яркое представление клинических ординаторов нашей кафедры: один ученик лучше другого. Многих своих учеников я помню 15 лет назад, когда они пришли в ординатуру еще «воробушками» - а теперь это взрослые, умные, профессиональные люди, многие из них – руководители лечебных организаций. Александр Георгиевич Коноплянников сделал мне сюрприз: он подсчитал, что из шестнадцати родовспомогательных учреждений, подведомственных Департаменту здравоохранения Москвы, шесть находятся сейчас под руководством моих учеников. Я уверен, в этих учреждениях поддерживается идеология, когда-то заложенная мной.

Думая обо всем этом, я понимаю: наверное, сейчас в первую очередь я педагог. Пожалуй, стоит еще больше времени уделять педагогической деятельности!

В 2017 году Вы стали лауреатом конкурса «Человек года в здравохранении»…

Эта награда связана во многом с достижениями клинических баз, которыми я руковожу. Несколько лет подряд эти базы получают звания «Родильный дом №1». В прошлом году награду получил родильный дом №25 (филиал Первой градской больницы), в этом году – родильный дом при Городской клинической больнице №29.

Быть лучшим роддомом – это значит не только демонстрировать минимальные показатели по перинатальной смертности, но при этом как можно реже делать выбор в пользу кесарева сечения. Вы знаете, что ненужных кесаревых в мире делается 25%, а 15% - не делается, хотя стоило бы сделать? В клиниках, которыми я руковожу, мы вот уже десять лет стараемся делать выбор в пользу программированных родов, в соответствии с группой риска роженицы. Ту же практику развивают сейчас наши коллеги в Великобритании – и, также как и мы, добиваются отличных результатов.

Еще одно наше приоритетное направление – тазовая хирургия. Сейчас во всем мире многие хирургические операции стараются делать через влагалище: это наименее опасный метод, в отличие от полостных и лапароскопических операций. Сторонником этого же метода был академик Владимир Иванович Кулаков: почти 60 лет назад он был доцентом и заведующим отделением гинекологии ГКБ №64. Мы продолжаем развивать традицию и подход Кулакова.

Мы все знаем, как важно каждому акушеру-гинекологу соблюдать нормы врачебной этики. Сложно ли сейчас воспитывать в молодых студентах и ординаторах необходимые моральные качества?

Честно говоря, воспитать никто никого не может. Все личные качества и характер человека закладываются в генах, мы не можем их изменить. Скорее, наша задача – не пустить в профессию мерзавца, неуча, безразличного лентяя. Только личным примером можно достичь педагогической цели: если студент знает, что мы с коллегами приехали на работу глубокой ночью, до утра спасали пациентку, нам удалось спасти и ее, и ребенка – этот опыт может им что-то показать. А любые разговоры, коллективная читка газет, принудительная художественная самодеятельность и другие методы а-ля Макаренко – не эффективны.

Наверное, дружелюбная атмосфера РУДН играет большую роль в становлении личности врача акушера-гинеколога?

Да, это важно для нашей профессии как ни для какой другой: ведь мы стоим у начала жизни, следим за ее развитием. Люди, не способные проявлять участие, интерес к жизни, к человеку – не становятся хорошими врачами. К счастью, в РУДН на сегодняшний день сохранилась атмосфера уважения, неравнодушия, равенства и теплых, человечных отношений. Наши студенты очень разных национальностей и этнических групп, но все они фактически говорят на одном языке.

Какими личными качествами должен, на Ваш взгляд, обладать хороший акушер-гинеколог?

Самое главное – гибкий ум, способность быстро соображать и принимать решение. Есть люди, которым эта профессия не подойдет просто по темпераменту. «Тихоходам» сложно стать хорошими акушерами-гинекологами: здесь нужно моментально находить решение. В акушерстве важно, чтобы у тебя было, образно говоря, «шесть рук»: бывает, что не хватает персонала, некому ассистировать, ты должен помогать себе сам.

По манере общения, врач акушер-гинеколог может быть и мягким, и жестким, но самое главное – находить контакт с пациенткой, быть погруженным в практическую деятельность, не быть отстраненным, равнодушным. Честно скажу: у нас в клинике ординаторы, которым все равно, долго не задерживаются.

Насколько трудно учиться в ординатуре РУДН на акушера гинеколога?

У нас высокие требования к ординаторам: зачисляем только тех студентов, у которых средний балл диплома не ниже 4,3. Если балл ниже – то и о платном обучении речи идти не может. Только иногда, в отдельные «неурожайные» годы, приходится снижать критерии приема – но, честно говоря, учащиеся с более низким баллом и недостаточным уровнем знаний спустя полгода учебы уходят сами. Они просто видят, что у остальных удается лучше – и сделать шов на тренажере, и вовремя ответить. Ассистировать на операциях мы берем только наиболее успешных ординаторов. Да, конкуренция между ординаторами в клинике достаточно высокая.

Мы ориентируемся не только на российские, но и на западные критерии уровня обучения: с нашим дипломом врач конкурентоспособен во всем мире, ему не нужно ехать переучиваться в Европу, чтобы соответствовать мировым стандартам. Мы издаем полные учебно-методические комплексы по акушерству и гинекологии, в том числе и в соавторстве с нью-йоркскими коллегами (чтобы учебник соответствовал и российским, и американским стандартам).

Мы никого не учим заново университетскому курсу: ординаторы априори должны его знать. Наша задача – научить тому, как применять эти знания в различных жизненных ситуациях. Нам не нужно, чтобы студенты знали акушерство: этому-то мы научим! Гораздо важнее, чтобы они хорошо знали общую медицину. К счастью, даже если мы не очень довольны тем, как ординаторы подготовлены на момент начала обучения, то спустя примерно полгода они, как правило, начинают демонстрировать неплохие результаты. Это значит, что мы сможем подготовить из них толковых врачей.

Сейчас в России в ординатуре акушеров обучают два года, в то время как в Германии – 3 года, в Греции – 6 лет, Израиле – 5 лет. Вряд ли нам удастся увеличить срок обучения, но мы побеждаем с тем, что имеем. Очень важно во время обучения по возможности приближать врача к той жизни, которая его ждет на месте постоянной практики, а не к рафинированным идеальным условиям. Мы готовы показать ординаторам, что можно быть отличным врачом и без самого передового хирургического оборудования.

Важное научное достижение нашей клиники – большое число успешно защищенных кандидатских и докторских диссертаций. Не защищаются вовремя у нас только те, кто уходит в декрет – и это, на мой взгляд, очень позитивная причина.

Поделитесь, пожалуйста, своими планами на будущее: над чем институт собирается работать в дальнейшем?

Прежде всего, мы планируем продолжать все те просветительские проекты, над которыми работаем вот уже 10 лет. Не только студентам и ординаторам нужно учиться: настоящий акушер-гинеколог учится в течение всей жизни. Если врачу читать все, что выходит по нашей теме каждый месяц, то потребуется ежедневно выделять время на прочтение семнадцати статей. Конечно, такого времени нет ни у кого из практикующих врачей. Мы заботимся о том, чтобы обеспечивать профессиональное сообщество ценнейшей современной информацией на самые острые темы. Мы проводим ежегодный конгресс «Версии и контрверсии в репродуктивной медицине», организовываем образовательные «субботники» для врачей. Стараемся доставлять необходимые знания непосредственно к месту работы каждого врача: выпускаем журнал «Status Presence», рассылаем дайджесты на тысячи почтовых и электронных адресов во все регионы России.

Что касается клинической ординатуры РУДН, мы практически завершили переход на интерактивное обучение. Стремимся к тому, чтобы учащиеся могли отвечать на вопросы тестов онлайн, с собственного мобильного телефона: новые технологии позволяют осуществлять постоянный мониторинг знаний, а благодаря этому мы с высокой точностью можем спрогнозировать, в частности, как наши учащиеся сдадут госэкзамен.

Еще одно приоритетное направление – научные исследования. Это сфера высокой конкуренции во всем мире, исследования требуют все более тонких и дорогих технологий. Во всем мире в сфере акушерства и гинекологии одни и те же животрепещущие темы: осложнения беременностей, материнская и детская смертность. Мы видим будущее научных исследований в объединении усилий кафедральной науки с академической. Мы, практики, готовы предоставлять академической науке бесценные материалы, взамен получая важнейшие научные открытия и обобщения.

Как изменилась система московского здравоохранения за последние годы? Можно ли считать правильным направление, в котором движется система?

В целом, позитивные изменения налицо. Мне за полвека практики приходилось работать в разных системах здравоохранения. В Киеве, например, еще в годы СССР была принята такая система: врач акушер-гинеколог работает один год в ЖК, еще год в отделении гинекологии в ГКБ, еще год – в роддоме, и все это – внутри единой системы.

В Москве долгое время медицинские учреждения нашей сферы были разнесены по разным системам. Объединение роддомов и женских консультаций поначалу не всем понравилось, но ведь человек всегда внутренне противится новому. Сейчас и я, и многие мои коллеги можем сказать, что это верный путь. Теперь бы неплохо еще каждому акушеру-гинекологу дать возможность поработать на всех трех уровнях системы: это позволит оценить свои ошибки, увидеть полную, целостную картину. Крайне важно вовремя выявить заболевание, вовремя отправить пациентку в стационар, вовремя исправить то, что будет ключевой проблемой через некоторое время.

Говорят, что акушерство и гинекология – одна из самых консервативных сфер медицины. Это правда?

Консервативный подход был сформирован совсем в другие времена, чем теперь. Тогда практически у каждого профессионала формировалось негативное отношение к контрацепции, гормонозаместительной терапии. Сейчас многое нужно пересматривать, переосмыслять.

Например, в акушерстве доказан положительный результат всего двух десятков лекарственных препаратов. Остальные не имеют никакой доказанной пользы, а порой и откровенно вредят. Тем не менее, приверженцы консервативного подхода продолжают прописывать беременным много лишних, ненужных лекарств. Я вижу одной из своих важных миссий борьбу с акушерской агрессией – ситуацией, когда на совесть обученный врач не готов к обновлению своего метода и продолжает по инерции лечить так, как лечить уже не нужно.

Есть много таких медицинских атавизмов. Например, знаменитый квартет анахронизмов по поводу родовспоможения: лед на низ живота, катетеризация, бритье паха и клизма перед родами. Все четыре процедуры совершенно лишние, это отражено в обновленных протоколах, однако многие врачи продолжают воспроизводить устаревшую схему. То же касается выпаивания новорожденных, находящихся на грудном вскармливании: доказано, что так делать не нужно, но множество сестер в роддомах из добрых побуждений продолжают поить новорожденных водой.

Сейчас всем нам приходится по капле выдавливать из себя раба старой системы. Наш образовательный проект рассчитан как раз на то, чтобы терпеливо, внятно объяснять врачам необходимость перемен, а вместе с этим и обеспечивать их безопасность!

Обеспечивать безопасность врача акушера-гинеколога – в каких ситуациях это необходимо?

Во всех странах мира есть недовольство уровнем медицинской помощи, неизбежно возникают конфликтные ситуации. Но на Западе все разногласия решаются между пациентом и страховой компанией. Российский же акушер не защищен ни страховой компанией, ни письменными отказами пациенток от помощи и госпитализации.

Для современного российского акушера-гинеколога первая и основная форма защиты – строгое соблюдение протоколов, которых сейчас у нас 23, и обновленных санпинов. Каждому врачу необходимо четко следовать клиническим рекомендациям, а для этого важно не только знать, но и осмыслить, и признать их резонность. Проще выучить «с нуля» нового ординатора, чем убедить профессионала, который сорок лет подряд делал все по старой схеме, освоить новый метод. Но каждый врач должен понимать, что если он будет лечить, как его научили много лет назад, то у него будет гораздо больше проблем, он будет гораздо хуже защищен в случае конфликта.

В чем вы видите самую большую проблему современного акушерства и гинекологии?

Как показывает статистика, большинство случаев перинатальной смертности связано с экстрагенитальными заболеваниями, а не с акушерскими осложнениями. То есть, здоровые женщины не умирают в родах и не рожают больных детей. Перинатальная смертность связана в основном с осложнениями сердечно-сосудистых, эндокринных заболеваний. Пациенткам еще во время беременности требовалась квалифицированная помощь – эндокринологическая, хирургическая, неврологическая. А вот почему они не получили помощь – вопрос ко всей системе.

Известно, что сейчас женщины не торопятся становиться матерями: средний возраст первых родов – 28 лет. Как это влияет на ситуацию в сфере акушерства и гинекологии?

Естественно, изменения в обществе влияют на популяцию. Половую жизнь среднестатистическая девушка начинает в 16 лет, а репродуктивную функцию реализовывает в 28. В течение 12 лет она часто меняет сексуальных партнеров, а каждый новый партнер – это дополнительное инфицирование. Но цивилизованный мир и не может быть устроен иначе: поведенческие практики современных женщин – это данность, с которой нам нужно уметь работать. Сто лет назад женщина практически всю жизнь свою проводила в беременности, родах и грудном вскармливании. Сейчас все иначе, но по-прежнему беременность – это не болезнь, а естественное состояние женщины, предусмотренное природой.

Вход в систему

Чтобы оставлять комментарии, Вам
необходимо войти в личный кабинет.

Расширенное меню

Отзыв о работе сайта

Отзывы собираются анонимно и предназначены для поиска ошибок на сайте. Ответы на отзывы не предусмотрены.

Для обращения в Департамент здравоохранения:
http://dzdrav.mos.ru/contacts/reception/

Спасибо!