Круглосуточная линия по вопросам COVID-19 8(499) 251-83-00 (в том числе по выплатам стимулирующего характера)
Переболели COVID-19? Сдайте плазму

Как Москва борется с ВИЧ-инфекцией?

На Ассамблее «Здоровая Москва – 2020» ведущие мировые специалисты рассказали о том, с какими вызовами приходится бороться ученым и врачам, чтобы остановить эпидемию СПИДа.

Одна из первых секций Ассамблеи была посвящена мультидисциплинарному подходу в борьбе с ВИЧ-инфекцией. В фокусе внимания – явные успехи Москвы в области выявления и лечения ВИЧ-инфекции, перспективы создания вакцины против ВИЧ, ключевые цели в борьбе с заболеванием.

В Москве ВИЧ-инфицированных почти вдвое меньше, чем в других регионах

О положении вещей с ВИЧ в Москве и в целом в России рассказал главный внештатный специалист ДЗМ по проблемам диагностики и лечения ВИЧ-инфекции Алексей Мазус. В настоящий момент в РФ выстроена четкая система учета больных, с первого положительного теста по каждому выявленному больному заводится соответствующая запись. Данные по числу больных в России сопоставимы с данными в Европе и США. В Москве за период наблюдения было выявлено порядка 130 тысяч тотального учета, включая иногородних пациентов.

Пик выявления ВИЧ в Москве пришелся на 1999 год, во многом благодаря информационной кампании и первой городской программе по борьбе со СПИДом. Создание специализированного центра, активная работа в среде наркозависимых пациентов позволили стабилизировать прирост новых случаев инфицирования.

- Мы практически остановили рост ВИЧ-инфекции среди молодежи, - констатировал Мазус, - В России ситуация менее стабильна: снижение числа инфицированных наблюдается только в последний год, но до сих пор разные регионы оказываются захвачены волной негативного тренда.

- Первым выявленным больным ВИЧ было очень сложно помочь, - рассказывает Мазус, - Мы мало знали о вирусе, не располагали столь большим арсеналом лекарственных препаратов, и смертность от СПИДа была высока. На наших глазах появились первые схемы терапии, которые дали пациентам возможность сначала просто жить, затем жить более или менее комфортно, а теперь – в принципе вести адекватную и полноценную жизнь.

Тем не менее, проблемы с лечением по-прежнему есть: социальные и психологические барьеры, которые не позволяют пациентам вовремя пройти скрининг, позднее выявление заболевания, когда уже невозможно добиться суппрессии, сочетанные диагнозы, особенно у наркозависимых и пациентов с запущенной стадией ВИЧ. По словам Алексея Мазуса, порядка 5000 московских ВИЧ-пациентов не занимаются лечением, отказываются от лекарственной терапии, отрицают проблему, пока она не станет для них фатальной.

Все познается в сравнении

Итак, в борьбе с ВИЧ-инфекцией Москва демонстрирует успехи; но сможем ли мы когда-нибудь добиться решения задачи, поставленной ООН: 90% выявленных ВИЧ-инфицированных пациентов, 90% от выявленных получают соответствующее лечение, и 90% из них достигают полной иммуносуппрессии? В Европе есть ряд стран, где «первые 90» уже достигнуты, но значит ли это, что мы отстаем? Для сравнения с Москвой Мазус предложил взять Нью-Йорк: город, где есть абсолютный доступ ко всем лекарствам и развитая инфраструктура, который, тем не менее, пока не справляется с этой задачей в полной мере. На сегодняшний день нет в мире такого региона, который достиг поставленной цели. Москва идет к общей цели своим путем, и отчасти она является уникальным городом: мегаполис, со всеми присущими факторами риска, демонстрирует весьма воодушевляющие данные не только для страны, но и для всего мира. Секрет успеха – мультидисциплинарный подход и тесная связь медицины с наукой: Москва, безусловно, является центром научных исследований в области лечения и профилактики ВИЧ-инфекции.

Как взять под контроль распространение вируса?

В целом, мировая медицина в настоящий момент успешно справляется с лечением конкретного пациента с ВИЧ-инфекцией – при своевременном обращении и надлежащей терапии. Но чтобы справиться с ВИЧ, нужно нечто большее: остановить эпидемию, сократить до минимума число заражений.

- Вопрос не в том, как победить вирус, а в том, как победить эпидемию, - подчеркнул Леонид Марголис, - Нам кажется, что мы многое поняли об этом, но это не так. Инфекцию индивидуального организма мы буквально победили, но мы не способны прекратить передачу ВИЧ от человека к человеку.

Китай – одно из тех государств, где контролировать распространение ВИЧ-инфекции особенно важно и сложно. Своим опытом мониторинга ВИЧ-инфекции в Китае поделился с москвичами Имин Шао, главный эксперт по ВИЧ/СПИД Китайского центра по контролю и предупреждению распространения заболеваний.

ВИЧ активно и стремительно мутирует, поэтому за ним нужно постоянно успевать. Волны эпидемий приходят из Африки, северной Индии, вирусы соединяются в гибриды, с которыми сражаться еще сложнее. С середины девяностых Китай отслеживает динамику распространения каждой эпидемии, анализируют данные, мониторируют распространение заболевания по каждому региону и среди представителей разных социальных групп. Эта огромная работа позволяет с высокой достоверностью определить группы риска и предпринять меры по пресечению распространения ВИЧ-инфекции.

В тот же день в ходе Med Talk «Инновационные противовирусные препараты и перспектива создания вакцины от ВИЧ» эксперты вспомнили о том, что борьба с эпидемиями – тема, которая всегда была присуща русской медицинской школе.

- Именно в России были изобретены вакцины против холеры, чумы, других заболеваний, - напомнил декан факультета биологической и медицинской физики МФТИ Александр Мелерзанов.

Доклад Мелерзанова коснулся вопросов эпидемиологии ВИЧ: если мы вылечим как можно больше больных, получится ли остановить эпидемию? В 1998 был поставлен беспрецедентный медицинский эксперимент, который показал, что в этом вопросе математика расходится с социальной реальностью. С точки зрения математики все просто: мы снизили вирусную нагрузку в обществе до неопределяемого минимума, и это автоматически означает прекращение распространения болезни. В жизни все не так просто: люди мигрируют, меняют образ жизни, и методика максимального охвата лечением работает хуже.

Наука в борьбе с ВИЧ-инфекцией

Никого не оставило равнодушным выступление заведующего отделом межклеточных взаимодействий Национального института здоровья США Леонида Марголиса:

- Сейчас уже всем стало ясно, что успехи медицины происходят из фундаментальных исследований, а все наши неудачи от того, что мы недостаточно знаем патогенез ВИЧ-инфекции. Сейчас мы находимся в той области знаний, когда узнаем неожиданно все больше нового об этой проблеме.

Долгое время ученые исследовали кровь зараженных людей, наблюдали за веществом, выделяемым больными клетками, и думали, что это и есть вирус. Но недавно произошли драматические изменения: исследователи констатировали, что незараженные клетки тоже выделяют весьма похожее вещество. Мы изучаем не вирус, а смесь вируса с эндоклеточными везикулами, объяснил Марголис. Везикулы одной клетки несут другим клеткам информацию, как это делает и вирус; более того, везикулы отправляются от клетки к клетке не стихийно, а «адресно». Везикулы, вероятно, влияют на вирус, на устойчивость к нему клеток, а в некоторых случаях и сами являются инактивированными вирусами. Сейчас это очень «горячая» научная тема, в мире выходит примерно 400 статей в месяц на данную тему.

- Это похоже на открытие микромира Левенгуком: мы никогда такого не видели и не знали, но именно этой темой будем заниматься следующие годы. Сейчас мы совершили огромный шаг в борьбе с вич-инфекцией: ее можно будет подавить, если удастся продолжить исследования.

Все белки, которые выделяют клетки, входят и в везикулы, и в вирусы – и наша задача найти такие специфические белки, которые позволят отличить вирус от везикулы. Уже известно, что такие белки есть. Ученые уже сумели отделять и изучать антигенный состав каждой из микрочастиц и даже в конкретном случае убрать часть везикул, которые переносят вирус – следовательно, есть шанс уменьшить степень инфицирования.

Итак, грядет революция в вирусологии: подобно тому, как раньше физики изучали только видимый свет, а потом выяснилось, что это лишь очень малая часть всех световых излучений, так и ученые-вирусологи с радостью отмечают, что самый изученный в мире вирус изучен еще не до конца, и скоро мы поймем, как с ним бороться.

Что касается российского научного опыта, то он был в тот же день охарактеризован Александром Мелерзановым:

- Сейчас вся медицина – это наука. Большинство прорывов в медицине совершают математики, биологи, физики. Поэтому 10 лет назад, когда стало окончательно понятно, что медицинские задачи решаются с помощью математики и физики, на базе МФТИ был открыт факультет для специалистов здравоохранения, но не врачей, а химиков, физиков, биологов, кибернетиков.

- Это люди, которые уже совершают и будут совершать медицинские прорывы. Иногда они параллельно получают диплом в ММА им. Сеченова; физик-врач – это особый уникальный специалист, способный соединить два мира, ученых и врачей.

Что поможет вовремя поставить диагноз и спасти жизнь?

Ведущий специалист Европы в области ВИЧ/СПИДа, профессор Боннского университета Юрген Рокштро поделился с коллегами общими принципами борьбы с эпидемией ВИЧ в Европе. За 2019 год в Европе было поставлено около 141000 новых диагнозов «ВИЧ-инфекция»; эта проблема не чисто медицинская – большую роль играют миграции, экономика разных стран, культурные коды и социальная стигматизация больных ВИЧ. Последний фактор объясняет, почему вирус активнее распространяется в Восточной Европе, а на западе число новых заражений снижается: в странах Восточной Европы стигматизация сильнее, поэтому больше пациентов скрывают болезнь и продолжают заражать других.

Что делается в Европе для преодоления этих сложностей? Доступные экспресс-тесты продаются в аптеках. Информирование граждан и преодоление страхов и стигматизации: опыт показывает, что даже отличная программа медицинского страхования и доступные анализы не помогают снять внутренние психологические барьеры. Плотная работа с врачами: их дружелюбие, бдительность и готовность задавать неловкие вопросы позволяет своевременно поставить диагноз.

Ключевые тренды лечения ВИЧ-инфекции – работа над сохранением качества жизни инфицированных пациентов, скорейшее начало терапии, особое внимание пациентам старшего возраста с сопутствующими и хроническими заболеваниями.

Клинические маски вич-инфекции – в Европе…

Так называлась третья секция Ассамблеи, посвященная борьбе с ВИЧ-инфекцией. По мнению Юргена Рокштро, проблема своевременной диагностики ВИЧ связана с тем, что мы не видим наших пациентов. Не только потому что многие из них скрывают о своей болезни и отказываются подтверждать страшный диагноз, но и потому, что у ВИЧ-инфекции есть много масок. Перед врачом любой специализации стоит непростая задача – уметь распознавать эти маски.

- Клинический случай: 32-летний мужчина поступил в госпиталь с сыпью, лихорадкой, температурой 39 после недели на Ибице, - рассказывает РОкштро, - Под это описание подходит очень широкий спектр инфекций, наиболее частый случай – мононуклеоз. Пришлось поговорить с пациентом о его последних сексуальных контактах – несмотря на то, что мало кто хочет об этом разговаривать.

Другой случай: легкая малозаметная сыпь на ладонях. Опытный врач автоматически подозревает сифилис – но это снова ВИЧ. Самый опасный момент – «период окна», когда пациент уже заражен ВИЧ-инфекцией, но антитела у него в крови пока не определяются. Здесь ответственность врача – назначить повторный тест или внимательнее отнестись к клинике: изменения на слизистых, себореи, герпес – все это повод назначить другой анализ, который может проверить вероятность инфицирования.

Иногда пациенты игнорируют скрининг на ВИЧ, так как просто не могут поверить, что они могли где-то заразиться.

- У нас очень разные пациенты, - объясняет эксперт, - Это и молодые люди, и пожилые, ведь шестидесятилетние мужчины и женщины также сексуально активны. Это граждане с разным уровнем доходов, образования, с разными сексуальными предпочтениями.

Чтобы не допускать позднего начала лечения, в Европе разрабатывают особый подход к выявлению ВИЧ. Тест на ВИЧ назначают всем больным лимфомой, тромбоцитопенией, пациентам с оральным кандидозом, мононуклеозом, гепатитом, опоясывающим лишаем. Даже белый налет на языке, замеченный стоматологом, может быть хорошим поводом сдать кровь на ВИЧ.

На заметку всем медицинским работникам: крайне важно не отдаваться на откуп лабораторным и инструментальным диагностическим исследованиям. Не надо брезговать клиникой: нам важно видеть общее состояние кожи и волос пациента, налет на слизистых, синяки, петехии, высыпания, увеличенные лимфоузлы… Наша бдительность может спасти жизнь пациенту.

… И в России

Своими наблюдениями о клинических масках ВИЧ-инфекции поделилась за­веду­ющая научно-клиническим отделом ИКБ №2 Еле­на Ва­лерь­ев­на Цыганова. Иногда эти случаи, увы, так или иначе связаны с недостаточно ответственным отношением пациентов к своему здоровью. Сильная сыпь, которая появилась однажды и прошла сама собой, а затем пациент не пожелал сходить на повторное обследование; спустя десять лет тот же пациент обратился за помощью уже по онкологии. Возможны случаи, когда результат теста приходит слишком поздно: пациентка с жалобами на головокружение и головную боль умирает в стационаре от токсоплазмоза, который развился вследствие не диагностированной ВИЧ-инфекции. Чтобы жизнь была спасена, тест на ВИЧ должен был быть сделан гораздо раньше, чем в экстренном порядке в стационаре.

Любому врачу стоит запомнить: в острой стадии ВИЧ характеризуется краткосрочными клиническими проявления на фоне высокой вирусной нагрузки. Острая, яркая клиническая картина, огромная нагрузка в сыворотке крови, но антител к ВИЧ пока нет. Задача врача – срочно начать антиретровирусную терапию.

Острый ретровирусный синдром в 70% проявляется сыпью, которая проходит самостоятельно (часто ее принимают за аллергический дерматит), почти во всех случаях у пациента наблюдается лихорадка, лимфаденопатия и фарингит (в 80% случаев). На субклинической стадии зачастую только увеличенные лимфоузлы могут свидетельствовать о заболевании.

Вторичная стадия ВИЧ дает очень яркую клиническую картину: поражаются кожа, слизистая, тромбоцитопения, лимфоузлы, органы дыхания и мочевыделительная система. Такие заболевания, как сепсис, подозрение на ОНМК, пневмония, очаговое поражение ЦНС, опухоль, делирий, шизофрения – могут также быть клиническими масками не выявленной ВИЧ-инфекции.

Выступления экспертов дали понять всем собравшимся: борьба с ВИЧ идет полным ходом, но она будет успешной только в том случае, если каждый врач осознает свою причастность к борьбе и вовремя не пропустит опасных симптомов у пациента, который пришел к нам, казалось бы, совсем с другими жалобами.

Спецпроекты

Принимайте участие в специальных проектах Департамента здравоохранения города Москвы.